Немного истории

Ниже приведен текст книги: «AMIGA # 1»  M69 Д. Михайлов.  AMIGA #1 . — СПб: Игрек-М,  1996.

Всё началось в далеком 1982 году. Это было то время, когда произошла первая вспышка популярности компьютерных игр, и целое поколение на Западе стало увлеченно сражаться в космические стрелялки типа «Space Invaders». У нас фанаты собирали «на коленях» нечто КР580ИК… или 1801… Появление и мгновенный успех 8–битных машинок Sinclair ZX Spectrum в Англии и С64 в Америке дало стимул для разработки более мощных и совершенных домашних компьютеров. Благодатная пора, когда новые идеи немедленно подхватывались и «шли в дело»…

И вот в городке Лос-Гатос (штат Калифорния) четыре отчаянных человека решили потрясти мир, создав нечто совершенно удивительное — то, что далеко превосходило бы любые существовавшие на тот момент времени компьютерные системы, предназначенные в первую очередь для домашнего использования. Кроме 7 миллионов долларов, которые было решено потратить на самофинансирование, у разработчиков имелся значительный опыт в конструировании как аппаратуры, так и программного обеспечения: один из них — Джей Майнер — был разработчиком специализированных микросхем для домашних компьютеров, другой — ЭрДжи Микэл — был известным программистом компании Вильямс; Дэйв Морс и Карл Сэсенрес также не были новичками. Первоначально их проект назывался Хай-Торо, прежде чем было решено сменить название на более лаконичное и привлекательное — Амига (в переводе с испанского — «подружка»).


За основу был выбран наилучший (по тем временам) процессор МC68000 фирмы Motorola. Однако, Амига не была бы Амигой, если бы на этом все и кончилось. Разработчики поставили своей целью создать персональный компьютер с мощнейшей графикой и звуком, для чего решили максимально разгрузить процессор таким образом, чтобы он был занят основной логикой работы программ, а весь ввод/вывод (т.е. те же графика и звук) был «подвешен» на специализированные микросхемы, которые способны произвести все необходимые операции гораздо быстрее, нежели процессор! Попутно заметим, что практически во всех современных персоналках, за исключением Амиги, бедняга–процессор берет всю работу на себя… Вот откуда и берутся сумасшедшие мегагерцы, требуемые для процессоров других систем, чтобы мало-мальски прилично показать или проиграть что-нибудь! Машины с подобной архитектурой напоминают некий сюрреалистический завод, где директор лично носится по всем цехам от станка к станку, лишь иногда забегая в свой рабочий кабинет, где непрерывно трезвонят телефоны. На все попытки заострить внимание на абсурдности подобной ситуации следует единственный ответ — наш следующий директор будет бегать еще быстрее! Дай Бог, чтобы от такой жизни он не забыл таблицу умножения…

Кстати говоря — для Амиги скорость процессора очень часто не является показателем скорости работы машины (конечно, если исполняемая программа пользуется спецпроцессорами Амиги, а не топорно переброшена откуда-нибудь с Макинтоша). Если сомневаетесь, взгляните, что делает с графикой и звуком 7–мегагерцовая старая-престарая А500, вообще не имеющая никаких
графических и звуковых карт!

На этапе первоначальной разработки никаких спецпроцессоров, свернутых в специализированные микросхемы, у разработчиков, разумеется, не было; исходный вариант Амиги представлял собой нагромождение соединенных между собой печатных плат, занимавших несколько столов. Каждый из спецпроцессоров состоял из чуть ли не тысячи обычных микросхем средней степени интеграции.
И это чудовище потихоньку оживало… Соображения секретности разработки играли не последнюю роль в жестком мире капиталистической конкуренции. Для прикрытия основного занятия пришлось разработать несколько типов джойстиков совершенно невероятной конструкции. Даже то, что компьютер был назван абстрактным именем Амига, а не каким-нибудь ТХХ82/32, помогало до поры до времени скрыть от окружающих род занятий компании четырех друзей. Та же тактика присвоения имен была применена к спецпроцессорам, которые получили названия Agnus, Portia и Daphne. Знакомые профессионалы только пожимали плечами. Знали бы они, что прячется за всеми этими авангардистскими изысками!
Компьютеры можно создавать по-разному. Можно отсиживать «от звонка до звонка», разрабатывая какой-нибудь модуль и почти не ведать, что делают десятки или даже сотни таких же унылых, как ты сам, интеллектуальных работяг, за соседними столами. Единственное, что движет тобой — уложиться в срок, указанный боссом и выдать рабочий продукт, который будет делать своё бескрылое дело и не более того. Дисциплина и исполнительность — прежде всего. Муравьиная психология — вы когда-нибудь видели муравейник в форме чайной розы или четырехмерного гиперкуба?

Калифорнийская натура создателей проявлялась во всех их разработках без исключения. Один из их знаменитых джойстиков, чье создание прикрывало разработку Амиги, имел вид доски для серфинга, балансируя на которой можно было выполнять необходимые действия.
Специально для этого джойстика была написана компьютерная игра Zen Meditation, где все, что требовалось от играющего — быть абсолютно неподвижным!

Уж в чём-чём, а в избытке дисциплины команду создателей Амиги обвинить было никак нельзя. Как только кому-либо из них приходила в голову какая-нибудь очередная идея, все тут же переворачивалось с ног на голову, жгуты проводов принимали невероятную форму, вносились новые столы для очередных россыпей печатных плат и начиналась еще одна серия экспериментов и поисков неисправностей. Когда происходил очередной сбой в работе нарождающегося детища, создатели рассаживались по-турецки на своих серфинг-джойстиках и устраивали «мозговую атаку»,
сильно напоминавшую медитацию у какого-нибудь индийского гуру. В конце-концов было решено даже системное сообщение о сбое компьютера оформить в виде «гуру-медитации».

И было творчество — сродни писанию музыки или стихов. Никогда и нигде с той поры компьютеры не создавались в подобной атмосфере абсолютной свободы, раскованности и
профессионализма. Результат такого отношения к делу не заставил себя долго ждать. Амига поражает своей продуманностью; кажется разработчики умудрились заранее представить
себе все возможные будущие неудобства в работе и устранить их на самом начальном этапе. А уж об идеи многозадачности (прерогативе компьютеров совершенно иного класса, нежели Амига),
на основе которой возводилась вся операционная система и аппаратная часть Амиги и говорить не приходится! Живая иллюстрация к тому, что красиво «посадить» многозадчные приложения на «однозначно сделанный» компьютер — безнадёжная затея. Получится, как говорят англичане,
«скелет в шкафу», имеющий привычку с грохотом выпадать оттуда в самые неподходящие моменты. Тем «профессионалам», которые считают Амигу чем–то вроде игровой приставки к телевизору, на самом деле надо мечтать, чтобы их наисовременейшие «профессиональные» компьютеры работали также красиво, как Амига образца 1987 года. Правда, красоту компьютеров, к сожалению, не все умеют чувствовать. Возможно, как раз в этом и заклчается профессионализм. Ведь степень совершенства (или несовершенства) компьютерной системы, как бы она не была скрыта под «одеялами» всяческих интерфейсов и оболочек, чувствуется практически всюду,
каким бы малоискушенным пользователем вы не были — другое дело, если просто не с чем сравнить, а посему — вроде так и надо…

В 1983 году по Штатам поползли слухи об «игровом суперкомпьтере» по имени Лорейн
(первая Амига была названа так в честь жены президента компании Хай-Торо). И в этом же году
все спецпроцессоры были свёрнуты в специализированные микросхемы. Однако пора принятия стратегических решений по архитектуре нового компьютера ещё не миновала. Автор знаменитого интерфейса Intuition (а написан был этот интерфейс всего за 3 недели) ЭрДжи Микэл настаивал на том, что будущий компьютер должен быть наиболее дешёвым, в то время, как остальные хотели получить максимально мощную машину, пусть даже и недешёвую. Джей Майнер настаивал на наличии в системе максимально возможного количества слотов (разъёмов) расширения, куда можно было бы подключать массу дополнительных устройств. Знакомый Джея Майнера Рон Никольсон подбросил ему идею блиттера (устройства, позволяющего резко ускорить работу с графикой, ещё более разгружая центальный процессор). Джей также придумал HAM (Hold And Modify — придержи и поменяй) режим графики, позволивший резко увеличить число одновременно воспроизводимых цветов на экране дисплея. Новые идеи всё продолжали и продолжали сыпаться, как из рога изобилия…

Однако время шло. Иссякли те самые семь миллионов долларов, которыми когда-то располагали
разработчики и было решено предъявить своё детище акулам компьтерной индустрии. Пришлось
упрятать всё наваянное в подходящий по размерам ящик и показать то, что этот ящик умеет делать,
за закрытыми дверями выставки Consumer Electronics Show года, проходившей в городе Чикаго.
4–го января 1984 года ЭрДжи Микэл и Дэйв Морс впервые устроили демонстрацию возможностей Амиги, показав знаменитую озвученную анимацию «Боинг», где шар, разрисованный красными и белыми квадратами, летал по экрану, с грохотом ударяясь о его края. Историческое действо наблюдали специально отобранные представители американских трудящихся.

До июня 1984 года команда Амиги искала компанию-покупателя всего их ноу-хау и технологии. Президент компании Atari Джек Трэймел, только что ушедший из компании Commodore (поскольку он секретно купил компанию Atari), одолжил миллион долларов на месяц. Когда срок отдачи долга стал подходить к концу, стало ясно, что Amiga Inc. не в состоянии расплатиться. Предвидя такую ситуацию, Трэймел предложил цену по 98 центов за акцию, что было совершенно неприемлимо. К счастью, за два дня до истечения срока уплаты компания Commodore начала переговоры с разработчиками. Цену акции Amiga Inc. удалось поднять до $4.25 и была немедленно выделена требуемая сумма для уплаты долга при условии, что Commodore получает все права на новый компьютер.

По такому случаю было немедленно организованно дочернее отделение Commodore–Amiga и обеспечено дальнейшее финансирование многообещающей разработки. За создание достойной аппаратуры Амиги операционной системы взялась фирма Metacomco из города Бристоль. Программистская фирма Electronic Arts немедленно разработала стандарты для файлов, содержащих статические картинки и анимации.

23 июля 1985 года первая Амига 1000 была продемонстрирована в Центре Линкольна (г. Нью-Йорк). Общее мнение присустствующих сводилось к тому, что наступила новая компьтерная эра! Мультимедиа–85? Правда, тогда и слова-то такого не знали… То, что на Амиге гордые пользователи других платформ, глядя сверху вниз со своих интеллектуальных пишущих машинок называли игрушками, по прошествии многих лет и зачастую с куда худшим качеством появилось и на их
компьютерах под полубессмысленным названием «Мультимедиа». Довольно часто в компьтерном (и не только) мире происходит такое явление: на нечто уже существущее, но недостаточно известное в массах, внезапно наклеивается ярлык;
под ярлыком оно выдаётся за абсолютно новое явление, после чего — платите денежки господа-читающие-рекламу за ЯРЛЫК!

Что же такое — A1000? Это был первый в мире персональный компьютер, который выдавал изображение более, чем в 16–ти (максимум 4096)цветах, да к тому же обладал многозадачной операционной системой и четырёхканальным стереозвуком; в довершение всего это был первый компьютер, стандартно поставлявшийся с манипулятором типа «мышь».

Загрузка операционной системы в A1000 происходила с гибкого диска. Цена составляла 2000 долларов (для сравнения: в то время однозодачные PC–286 стоили 4000 долларов). Модель имела единственный внешний слот расширения, поскольку фирма Commodore старалась снизить цены, насколько это было возможно (эта часто неоправданная практика в сочетании с некоторыми другими причинами через девять лет привела фирму к финансовому краху).

Выпускалась A1000 с середины 1985 г. по 1987 г. Несмотря на то, что превосходство над другими персональными компьтерами было подавляющим, объём продаж A1000 не был так велик, каким должен бы быть в силу отсутствия программного обеспечения, написанного специально для A1000. Имещиеся программы просто переносились с других моделей и, само собой разумеется, не использовали новых возможностей Амиги (ну кому была бы нужна Амига, работающая, к примеру, как PC?). Но время шло и постепенно рынок программ, написанных специально для Амиг, стал расширяться в геометрической прогрессии и дело пошло, несмотря на довольно высокую цену компьютера (£1500 в Великобритании, например). Пользователи потихоньку стали осозновать, что может Амига и, соответственно, чего не могут другие компьютеры.

В том же 1985 году вышел первый выпуск журнала «Amiga World» — первого в мире амижного журнала. А в 1986 году Амиги стали продаваться и в Великобритании по цене 1500 фунтов стерлингов. Команда разработчиков тем временем приступила к созданию новой модели компьютера. Было решено сделать её максимально расширяемой за счёт использования некоторых системных разъёмов. Более того, все подключаемые платы расширения должны были автоматически распознаваться системой (уникальный амижный протокол «autoconfig»). И опять чуть ли не через десять лет произошла та же история, что и с «Мультимедиа», только под названием «Plug and Play» (включи и играй)…

Фирма Commodore опять встала на дыбы по поводу дороговизны машины с autoconfig-разъёмами, поскольку цена машины в этом случае повышалась на целых 50 центов. Анекдот? Нет, к сожалению, факт… Однако разработчикам всё же удалось настоять на своём.

Было создано два прототипа новой Амиги — один в Лос-Гатосе, другой в немецком городе Брауншвейге. Commodore настаивал на PC-совместимости создаваемой модели, и обе команды разработчиков пытались создать для новой Амиги ещё и эмулятор процессора 8088.
Правда, Джей Майнер был категорически против… В конце-концов немецкие разработчики создали эмулятор «SideCar» стоимостью около тысячи долларов, который представлял из себя машину PC XT без клавиатуры, подключаемую во внешний разъём A1000. В Лос-Гатосе же разработали двухсотдолларовый акселлератор для программного эмулятора PC, попутно оказав
значительную помощь немецкой стороне в создании программного обеспечения для их эмулятора. Затем американская команда разработчиков переключилась на проект очередной модели Амиги — никто из посторонних толком не знал, какой именно.

Наконец, в 1987 году было объявлено о выпуске новой Амиги — A2000. По размерам она была несколько больше, нежели A1000 и обладала большими возможностями для расширения, имея 5 слотов ZorroII и видеоразъём. Появился новый видеорежим EHB (Extra Half Brite — дополнительные тона половинной яркости), при котором выводятся сразу 64 цвета. Операционная система имела верси 1.2. Спецпроцессоры этой модели имели уже другие имена — Agnus, Denis, Paula, Gary. Объём оперативной памяти составлял 1 мегабайт и мог быть увеличен до 9 мегабайт. Часть операционной системы (т.н. Kickstart) перекочевала с гибкого диска в ПЗУ объёмом 256 килобайт. A2000 стала базовой моделью для многих модификаций: A1500 (2 встроенных дисковода), A2000HD (встроенный жёсткий диск), A2500/20 (процессор 68020), A2500/030 (процессор 68030), A2000HDA/100, A1500+ и A2000+.

Чуть позже в том же 1987 году появилась модель A500, ставшая первой по-настоящему доступной народу Амигой (цена её в Великобритании составляла 599 фунтов). Все отличия A500 от A2000 сводились у тому, что системный блок и клавиатура составляют в ней единое целое и отсутствуют
внутренние Zorro-разъёмы.

В 1988 году президент фирмы Atari Джек Трэймэл подал на Commodore в суд, заявив о том, что Atari якобы финансировала разработку Амиги. К счастью, суд встал на сторону фирмы Commodore. К тому времени словосочетание «владелец Atari» стало в цивилизованном мире уже чем-то вроде издёвки, поскольку Atari, мягко говоря, отставала от Амиги во всех без исключения отношениях, хоть и имела тот же самый процессор и считалась (в принципе) машиной того же класса, что и Амига.

В 1988-89 годах никаких кардинальных изменений Амиги не претерпели — разве что был дважды усовершенствован спецпроцессор Agnus, превратившись вначале в Fat (толстый) Agnus, а затем в Fatter (ещё более толстый) Agnus, способный работать с одним мегабайтом Chip-памяти.

Всё больше людей стало покупать Амиги, и, соответственно, всё больше фирм, создававших программное обеспечение, стало творить для Амиг. Число продаж Амиг в 1989-1990 годах росло с такими темпами, что превысило число продаж любых других персональных компьютеров, несмотря на то, что т.н. «профессиональные» программисты обвиняли Амигу в том, что это просто игровой компьютер. Беда с этими «профессионалами» состоит в том, что их пониманию недоступна абсолютно очевидная вещь — а именно то, что мощность настоящего многозадачного компьтера, необходимая для воспроизведения хорошей графики и стереозвука должна далеко превышать мощность их «профессиональных» компьтеров, которые по сути дела, являются ничем иным, как распухшими пишущими машинками. И когда в солидном журнале образца 1995 года вдруг читаешь в
рекламе новейшей операционной системы, что высшим её достижением считается лёгкость переключения между параллельно работающими процессами, Multimedia-возможности, Plug&Play и т.д., то так и хочется сказать: «Ребята, всё это существует на Амиге уже десять лет!!!».
Обидно, когда миром правит посредственность…

Выпускались A500 и A2000 вплоть до октября 1991 г. А в 1990 году грянула полностью 32-битная модель A3000 с процессором 68030 и улучшенным сопроцессорным набором (ECS — Enhanced Chip Set), позволяющим работать в разрешениях до 1470×580 в четырёх цветах. Цена A3000 в Великобритании поначалу составляла внушительную сумму 3000 фунтов, правда вскоре она уменьшилась на треть. Впервые в машину штатно устанавливался сопроцессор для обработки чисел с
плавающей запятой 68881, который позже был заменён на более быстрый 68882. Выпускалось два варианта A3000 с тактовыми частотами 16 и 25 МГц. Машина имела 2 Мб памяти, расширяемой до 18 Мб (2 Мб chip и 16 Мб fast). Была кардинально переработана ОС (Kickstart 2.0), приобретшая совершенно иной вид и возможности. На материнской плате находился SCSI-контроллер и более быстрые, нежели Zorro II, слоты расширения Zorro III. Кроме базовой модели, в продажу поступили A3000T (башня-дизайн Tower), и UNIX-машина A3000UX. Удобным новшеством семейства A3000 был фликкер-подавитель, устранявший эффект мерцания экрана при чересстрочной развёртке и позволявший использовать VGA-монитор для всех экранных режимов. A3000 прочно заняла место флагмана во флотилии Амиг.

Через несколько месяцев после начала продаж A3000, в октябре 1991 года в продаже появилась модель A500+, пришедшая на смену A500. Английская цена её составляла 400 фунтов. Исходный объём chip-памяти в два раза превышал объём памяти A500 и составлял 1 Мб. Машина имела
тот же ECS-сопроцессорный набор, что и A3000 и ОС 2.04 (позже 2.1).

В том же 1991 году фирма Commodore попыталась сделать революционный шаг и выбросила на рынок мультимедиа-систему CDTV, состаящую из комбинации A500 со встроенным проигрывателем лазерных дисков по цене 600 фунтов стерлингов. По сути, CDTV являлась урезанным вариантом системы Commodore Dynamic Total Vision по прозвищу «baby» («ребёнок», т.к. её разработка велась ровно 9 месяцев). Поскольку CDTV гораздо более походила на видеомагнитофон, нежели на компьютер, руководство фирмы полагало, что таким образом CDTV удастся проникнуть в дома тех, кто панически боялся компьютеров. Для ещё большей конспирации и полного сокрытия вычислительной сущности CDTV, было решено даже не наносить надпись «Amiga» на корпус. И здесь фирму постигло фиаско по двум причинам: во-первых, публика оказалось не готовой к тому, чтобы переплачивать 200 фунтов по сравнению с A500 за ящик без клавиатуры, хотя бы и с лазерным диском; во-вторых программная поддержка нового продукта практически отсутствовала. Так, в первый год продаж CDTV было выпущено около 50 компакт-дисков для них,
однако «лазерные» игрушки были не намного лучше обычных.

В конце 1991 года был выпущен первый CD-ROM (проигрыватель компакт-дисков) для A500.

В марте 1992 года появилась новая модель A600 с тем же самым процессором и ECS-сопроцессорным набором, что и A500+. В чём состояла разница между этими двумя моделями? Во-первых клавиатура A600 была «урезана» за счёт отсутствия дополнительных «калькуляторных» клавиш. Во-вторых, были добавлены радиочастотный выход видеосигнала и низкочастотный PAL-выход для цветных телевизоров. Кроме того, впервые в Амигах были использованы PCMCIA-разъёмы для подключения различных дополнительных устройств типа карточек памяти. С 1993 года A600 стали выпускаться со встроенным IDE-разъёмом для подключения жёсткого диска.

11 сентября 1992 года на выставке «World Of Commodore» в городе Пасадена (штат Калифорния) была впервые продемонстрирована модель A4000 с радикально улучшенным новым сопроцессорным набором AGA (Advanced Graphics Architecture). Было объявлено, что «это наиболее радикальное из всех технических улучшений амижной платформы с момента появления Амиг в 1985 году». Спорить с этим заявлением трудно, однако AGA-сопроцессоры могли бы появиться несколькими годами раньше, если бы руководство фирмы не тянуло разработчиков в сторону игровых консолей вместо
настоящих компьютеров.

Спецпроцессоры AGA работали куда скорее ECS-варианта даже при 256-цветном режиме (полная же палитра составляла 16 миллионов цветов). Новый режим HAM-8 позволял одновременно выводить 262000 цветов из той же палитры.

Вместе с AGA было также объявлено о выходе третьей версии операционной системы, стандартно устанавливаемой на все AGA-компьютеры. Новая ОС имела множество нововведений и усовершенствований — достаточно упомянуть унифицированный механизм работы с различными типами данных, полную поддержку AGA-сопроцессоров и локализацию системы, новую файловую систему DCFS (Directory Caching File System), массу новых программ и утилит, облегчающих жизнь и пользователя и программиста и т.д.

В декабре 1992 года первые модели A4000/040 с процессором 68040 поступили в продажу. Стоили они $36999 в США и £2100 в Англии. Спецпроцессоры в них назывались Super Gary, Super Ramsey, Super Amber, Lisa, Alice и Paula. Изначальный объём памяти составлял 2 Мб chip и 4 Мб fast. Вместо SCSI-контроллера жёсткого диска был применён IDE-контроллер. Первые выпуски машин имели 3.5″ винчестер Seagate ST3144A объёмом 120 Мб. Наконец-то разработчики отвоевали право установить на машину дисковод высокой плотности (!). Большим удобством стала возможность использования стандартных и отностительно дешёвых 72-контактных SIMM-ов (модули расширения оперативной памяти). Правда, все дополнительные SIMM-ы должны иметь одинаковый объём — либо 1, либо 4 Мб (в стандартной поставке на fast-память ставился один 4-мегабайтный SIMM).

Поскольку цена A4000/040 была весьма высокой, несколько позже была выпущена более дешёвая модель A4000/030 с процессором 68EC030.

К рождественским праздникам появился ещё один AGA-компьютер — A1200, также полностью 32-битный, как и A4000, но предназначенный в основном для домашнего использования и
существенно более дешёвый (американская цена $599, английская — £399). 32-битный процессор 68EC020, работавший на тактовой частоте 14 МГц, обеспечивал более чем двухкратное увеличение вычислительной мощности по сравнению с A500 или A600. Машина поставлялась с двумя мегабайтами chip-памяти; при установке дополнительной fast-памяти (для этого в A1200 надо использовать специальную плату-расширитель: CPU-карту, акселлератор или т.н. Memory bundle) быстродействие процессора увеличилось ещё более чем вдвое, за счёт того, что обращения к chip-памяти занимают больше времени, нежели работа с fast-памятью. От A600 был унаследован IDE-контроллер жёсткого диска и PCMCIA-разъём.

К сожалению, A1200 появилась в продаже чуть позже, чем это было необходимо — когда рождественская распродажа 1992 года уже была практически завершена. Народ не желал покупать ECS-машины, прослышав об AGA-компьютерах (их в самом начале называли «AA»), но как раз 1200-х Амиг в продаже было очень мало — из-за ошибочного планирования было заказано недостаточно комплектующих и в результате рождественская распродажа в целом была провалена. Тем не менее, в дальнейшем объём продаж A1200 устойчиво увеличивался из месяца в месяц; фактически можно говорить о том, что A1200 стала наиболее популярной моделью Амиги сегодняшнего дня.

В сентябре 1993 года в продаже появилась первая в мире 32-битная игровая консоль CD32, включавшая в себя двухскоростной проигрыватель компакт-дисков и практически ту же аппаратную часть, что и у A1200, разумеется без клавиатуры. Однако, повторилась та же ошибка, что и c CDTV. Игрушки для CD32 были практически полностью скопированы с уже имещихся версий для A1200–A4000 — ничего особо «лазерного» в них не было. Commodore снова попал впросак, да ещё ой как не вовремя…

В принципе CD32 продавалась хорошо, но не настолько хорошо, чтобы решить уже чётко обозначившиеся финансовые проблемы фирмы Commodore. Эти проблемы возникли не вдруг и не сразу, а накапливались годами. В чём же их корень? Вроде бы, Commodore получал большие доходы (особенно в Европе) и продавал лучшие в мире домашние (и не только домашние) компьютеры… Так-то оно так, да только обладание правами на лучшие продукты не означает автоматически, что маркетинговая политика фирмы будет на уровне ею же продаваемой продукции. А фирма, которая ведёт абсолютно закрытую политику поддержки собственных разработок, постоянно «обрезает крылья» своим же талантливейшим инженерам, культивирует в себе комплекс неполноценности по отношению к куда более слабым, но более распространённым продуктам других компаний, да к тому же проматывает полученные от продаж деньги направо и налево (спасибо за всё президенту Мехди Али), рано или поздно рухнет. Что и произошло с Commodore…

Динамика продаж Амиг с 1991 по 1993 год такова:
1991 г. —  665 000
1992 г. —  800 000
1993 г. —  640 000

К концу 1993 года потери Commodore составили 107 миллионов долларов. Кроме уже упомянутых субъективных причин, на то были и причины объективные: резкое падение объёма продаж переферийных устройств для Амиги — мониторов, принтеров и т.д. Многие пользователи предпочитали подключать к Амигам более дешёвую переферию производства других фирм. Другая причина — падение курса доллара на европейских рынках, где происходили основные продажи Амиг (не следует забывать, что Commodore — американская компания). В марте 1994 года Commodore официально объявил о финансовых трудностях, могущих привести к банкротству или ликвидации компании. Потери с начала года составили 8.2 миллиона долларов. Цена акций упала до 75 центов; Нью-Йоркская биржа приостановила продажу акций Commodore!

До середины апреля производство A1200, A4000 и CD32 всё ещё продолжалось, а инженеры-разработчики работали над новым спецпроцессорным набором AAA (Advanced Amiga Architecture) — колоссальным скачком вперёд по сравнению с AGA (24-битовая графика
при разрешении 1280×1024, многоканальный 16-битный звук и масса других нововведений). К сожалению, работа эта так и осталась незавершённой…

Во второй половине апреля производство всех моделей Амиг прекратилось. Завод на Филиппинах, выпускавший A4000 был закрыт; однако на складах осталось большое количество готовой продукции. Был также закрыт завод в Шотландии, выпускавший A1200. Почти всем инженерам
и рабочим было объявлено о увольнении. 22 апреля было уволено 15 инженеров-разработчиков и прекратила своё существование CSG (Commodore Semiconductor Group), отвечавшая за разработку аппаратной части новых моделей Амиг. 26 апреля был практически закрыт весь департамент разработок; ранее в нём работало около 1000 человек, осталось же 22. 29 апреля фирма Commodore объявила о своей ликвидации. Было официально объявлено, что ликвидации подлежит только американский департамент фирмы, что не окажет влияния на операции филиалов в Англии, Канаде, Германии и т.д. Однако, совершенно очевидно, что филиалы не могут работать без «головы» и поддержки мощного инженерного департамента разработок.

С мая месяца все переполнились слухами. Говорили, что компания Samsung заинтересована в выкупе всего, что касается Амиг, однако вскоре намерения Samsung изменились, поскольку другие компании
заинтересованные в выкупе Амиг у Commodore (Amstrad, Philips и Commodore UK), предложили более низкую цену.

20 июня 1994 года в больнице города Mountain View (штат Калифорния) умер от сердечного приступа один из «отцов» Амиги — Джей Майнер.

В декабре месяца в Лондоне открылась выставка «World Of Amiga». Однако Commodore UK, организовавший выставку, отказался от каких-либо публичных заявлений по поводу выкупа Амиг.

В феврале 1995 года в соперничество между американской фирмой CEI из штата Флорида и Commodore UK внезапно вклинилась процветающая немецкая фирма ESCOM, широко известная как наиболее удачливый продавец PC в Европе (объём продаж в 1994 году составил порядка 2 миллиардов долларов). В марте ESCOM и ликвидаторы Commodore достигли предварительного соглашения о выкупе имущества Commodore за 6 миллионов долларов. Вскоре был назначен
«судный день» —  20 апреля, когда должна была решиться судьба Амиг…

Суд состоялся 20–21 апреля в Нью-Йорке. Фирма ESCOM получила все права на интеллектуальную и прочую собственность Commodore. После суда ESCOM немедленно объявил о начале новой эры во всём, что касается Амиг: политика ESCOM, в отличии от политики Commodore будет абсолютно открытой — будут продоваться лицензии на производство Амиг в лбых частях света; группы разработчиков, где бы они не находились, будут получать максимально возможную поддержку и т.д.

Глава ESCOM Манфред Шмидт объявил о создании дочернего подразделения фирмы Amiga Technologies, базирующегося в городе Бансхайм, неподалёку от Франкфурта (Германия). Задачей номер один стало немедленное возобновление выпуска A1200 и A4000, т.к. невзирая на все препитии с Commodore и полуторагодовалое ожидание, спрос на Амиги продолжал оставаться огромным. Можно по пальцам сосчитать тех производителей программного обеспечения для Амиг, которые прекратили их поддержку за время вынужденного перерыва в производстве. Мужество и терпение остальных было вознограждено: с сентября возобновился выпуск модели A4000T/040 (башня-дизайн); появилась модель A4000T/060, по чисто процессорной производительности обогнавшая Pentium 90. А с октября возобновилось производство и A1200. Ещё не сошедшие с конвейеров заводов в Америке и Франции машины были уже все заранее распроданы.

Наконец-то руководство фирмы, производящей Амиги перестало рассматривать собственную продукцию, как средство для запуска компьютерных игрушек! Прямо как в русской народной сказке: «долго же я спала!». Похоже, Амига обретает и достойный менеджмент и достойную
рекламу, и перестаёт быть золушкой среди уродливых, но нахрапистых сестёр.

А нам, россиянам, приходится только ожидать, когда ажиотажный спрос на Амиги на западных рынках будет удовлетворён и ESCOM обратит свои взоры на восток… Скорей бы!


И продолжение истории Амиги (с сайта: http://strongweb.narod.ru):

Крах компании Commodore

Через год после выпуска чипсета AGA компания Commodore пала смертью храбрых, но слабых. Если бы приставка СD32 была выпущена чуть пораньше, если бы удалось заручиться поддержкой производителей игр, если бы выпущено было 400 тысяч единиц… Впрочем, история сослагательного наклонения не знает.

Commodore сподобился выпустить только 100 тысяч единиц консоли, которой прочили уверенную победу над конкурентами. Увы. Технологии Amiga и Commodore выкупила компания Escom, немецкий производитель клонов PC. Сразу же была основана компания Amiga Technologies, и начались работы над следующим поколением компьютеров Amiga.

К сожалению, единственным мало-мальски ощутимым результатом всей этой деятельности стала машина Amiga (Mind) Walker. Главными её отличиями стали материнская плата стандартного для корпусов AT размера и исключительно стильный корпус, вызывавший аллюзии на шлем Дарта Вейдера. Системные характеристики можно просмотреть здесь. Список довольно обширный, однако, как говорят, по сути Walker оставался всё той же Amiga 1200 с некоторыми усовершенствованиями. Очень незначительными, впрочем.

В результате Walker так и не удалось толком продвинуть на рынок, а вскоре и Escom тоже оказался банкротом… Самое печальное, что и дальнейшие владельцы бренда Commodore вскоре оказывались на краю пропасти. Видимо, что-то такое нехорошее было в этом названии. А Amiga оказалась ничьей. Пока это положение сохранялось, целый ряд сторонних компаний объявили о том, что собираются выпускать Amiga-совместимые системы, основанные на процессорах PowerPC (напомним, что на тех же процессорах работали и работают компьютеры Apple Macintosh).

Немецкая компания Phase 5 посулила миру A\Box, который отличался хорошо продуманной архитектурой. Увы, выпуск этой системы всё время откладывался. Эта же компания выпустила некие ускорители для PowerPC, но тоже с большой задержкой. Компания Pios Computer, основанная выходцем из Amiga, создателем A3000 Дейвом Хейни (Dave Haynie), тоже разогналась было выпустить Amiga-подобную систему с частично модульной архитектурой, аналогичную A2000, А3000 и А4000. Увы, ничего особенного у Pios не получилось.

В 1998 году, на шоу World of Amiga в Лондоне, появилась некоторая информация о том, что собирается делать Amiga в будущем. Оказалось, — выпускать новые компьютеры с оборудованием от сторонних производителей и новые программы. Позднее, на кёльнском шоу Computer ’98 Amiga объявила о стратегическом партнёрстве с компанией QNX Software Systems, которая специализировалась на специальных real-time’овых операционных системах. Микроядро Neutrino, впрочем, весьма неплохо годилось для создания потребительских операционных систем. По некоторым сведениям, рассматривался и другой вариант — партнёрство с компанией Be (разработчиком приснопамятной BeOS). Кроме того, Amiga «тесно сотрудничала» с Corel на предмет портирования продукции этой компании на платформы Amiga.

2000-2010
(Взято отсюда)

В начале нашего века, наконец стали появляться новые модели амиг, полностью базирующиеся на PowerPC процессорах. За последние 10 лет таких платформ было выпущено всего четыре, причем только часть из них совместима с AmigaOS 4, остальные с MorphOS (форк АмигаOS).

Разрабатывались эти платформы фактически фирмами-энтузиастами, которые зачастую вынужденные одновременно тратиться на судебные тяжбы из-за торговых марок Амига и АмигаОС. Платы выпускались очень незначительными тиражами (мне кажется не более нескольких тысяч плат каждой версии) и расходились преимущественно среди энтузиастов Amiga-сообщества.

Итак были выпущены платформы:
* AmigaONE (2002)
* Pegasos (2003)
* Efika (2005)
* SAM 440ep (2007)

При этом технические характеристики платформ оставались достаточно средними, максимальную производительность обеспечивала только платформа Pegasos II с процессором PowerPC G4 — 1GHz, остальные были более медленными.

Стоит заметить, что т.к. последнее десятилетие Амига-совместимые компьютеры обладали невысокой производительностью, программисты были вынуждены очень сильно оптимизировать свои программы. Это приводит к тому, что большинство современного софта может запускаться даже на амигах с процессором 68020/14MHz, при объеме памяти компьютера в 2 мегабайта. Сама AmigaOS4 — это современная, но достаточно легкая ось, она занимает в памяти порядка 30 мегабайт и комфортна по работоспособности даже на 200-от мегагерцовой машине (на тех платформах, где возможен запуск и AmigaOS и Linux, в большинстве типовых задач AmigaOS работает заметно быстрее).

Тем не менее существуют объективные задачи, которые физически невозможно решить на слабых процессорах, например проигрывание HD видео, по этому высокопроизводительная платформа была востребована все это время.

Немного истории: 2 комментария

  1. Отлично! Первый раз читаю статью о истории Амиги, которую читать… интересно 🙂

  2. Да, там вся книга довольно интересная, жаль ее не достать сейчас. Я бы хотел в коллекцию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*